Subscribe:Posts Comments

You Are Here: Home » Языковая и мыслительная деятельность » Языковая и мыслительная деятельность — Часть 8

Языковая и мыслительная деятельность - Часть 8В качестве примера рассмотрим данные багвалинского языка:

ПАДЕЖ

ФОРМА

ПЕРЕВОД

Номинатив

Misa

‘дом’

Генитив

Mis-u-i

‘дома’

Ад-эссив

Mis-и-%

‘у дома’

Интер-эссив

Mis-u-ii

‘в доме’

Конт-эссив

Mis-u-б’

‘в контакте с домом’

На этом фоне, как правило, совершенно иначе устроены ис­конные имена населенных пунктов (селений и хуторов). Для них словарной формой является пространственная форма, в которой присутствует один из типичных для данного языка простанственных показателей:

ТОПОНИМ РУССКИЙ ПЕРЕВОД

Boha-% Ботлих

Hiha-ii Гигатли

В подавляющем большинстве контекстов топонимы встре­чаются в локативной позиции дополнения места. Если же воз­никает необходимость поместить их в позицию номинатива, ис­пользуется та же пространственная форма или словосочетание с вершинным родовым именем, например [Даниэль, 2001. С. 150]:

(3) di-б’ koan-1 han raqU-H ek^a.

Я. ОВЬ — Кванада — селение. сердце — есть

CONTESS GEN NOM INTERESS

Я помню Кванаду [букв. У меня Кванады селение на сердце есть]

Когнитивное объяснение этой морфологической аномалии такое. Для существительных нормой является форма номинати­ва, а отклонением от нормы формы косвенных падежей. Для топонимов, наоборот, нормой является пространственная форма, а отклонением от нормы употребление топонима не в местном значении. В этом случае использование чистой основы топонима (без показателя пространственного значения) блокировано, по­скольку это маркированная ситуация. Поэтому предпочтитель­ным является выбор описательной номинации или использование той же исходной пространственной формы.

В ряде индийских языков, например, в бенгальском, см. [Onishi 2001. С. 114-116], для выражения значений субъекта и объекта при переходном глаголе могут использоваться три па­дежные формы: номинатив, объектив и локатив. Например (для ясности приводятся только схемы конструкций и репрезента­тивные русские предложения):

В (4) номинатив характеризует как субъект, так и объект, в (5) только субъект, а в (6) только объект. В то же время в (6-7) для обозначения субъекта используется локатив, а в (5, 7) для обозначения объекта объектив. В такой кодировке присут­ствуют обе семиотические "аномалии":

(а) Использование номинатива для кодирования как S, так и О,

(б) Кодирование S то номинативом, то локативом,

Кодирование О то номинативом, то объективом.

Какие принципы лежат в основе этой аномальной кодировки?

Естественно предположить, что гипотеза о непосредственной кодировке субъекта и объекта падежами неверна, хотя такая ко­дировка некоторым образом связана с этими значениями.

В действительности выбором падежного значения управляет уже известный нам принцип обратимой маркированности. Этот принцип противопоставляет немаркированное и маркированное кодирование.

Leave a Reply

© 2012 Мозг. Исследование мышления · Subscribe:PostsComments ·