Subscribe:Posts Comments

You Are Here: Home » Нейролингвистика » Нейролингвистика — Часть 4

Нейролингвистика - Часть 4(2) Выражение фокусов сознания в просодических фразах

(a) And the the three kids head back down,

И те те трое ребят направляются снова туда,

(b) the way they were going, куда они шли.

(c) And they run across his hat,

И они натыкаются на его шляпу,

(d) that was blown off. которую сдуло.

Сначала в фокусе были три мальчика, покидающие то место, где они помогли другому мальчику подобрать упавшие на землю груши. Две просодические фразы послужили для выражения од­ного связного кластера идей. Фраза (а) была сфокусирована на трех уходящих мальчиках, а фраза (Ь) на направлении, которое они выбрали. Затем в (с) в фокусе оказывается то, как они нахо­дят шляпу другого мальчика. Наконец, в (d) в фокусе оказывает­ся причина, почему шляпа мальчика лежала на дороге: ранее в фильме было показано, что шляпу сдуло у мальчика с головы. Короче, теоретическое знание о том, что речь представляет со­бой последовательную смену просодических фраз, каждая из ко­торых выражает фокус сознания говорящего в данный момент, выводится из наблюдений над звуками, производимыми говоря­щим, в комбинации с интроспективными наблюдениями над тем, что все мы делаем, когда говорим. Дальнейшие наблюдения поз­волили нам проработать эту теорию более детально, например, выяснить, что объем фокусов сознания невелик и ограничивает­ся одной новой идеей (Chafe 1994).

Попробуем теперь подойти к процессам понимания с другого конца. Каждый из нас легко может вспомнить, когда мы были со­средоточены на чем-либо, например, на чтении книги, затем нам неожиданно что-то сказали и мы поначалу это проигнорировали. Тем не менее, в течение короткого времени можно было пере­ключить внимание на сказанное, как если бы звуки все еще висе­ли в воздухе.

Несколько десятилетий назад психолингвисты Сэм Глаксберг и Джордж Коуэн (Glucksberg & Cowan, 1970) применили экспериментальный метод дихотического слушания, когда человеку в левое ухо проигрывают одно, а в правое совсем другое. Чело­века просили «дублировать» (повторять вслух), что он или она слышали каким-либо одним ухом. «Дублирование» проводилось с целью убедиться, что внимание человека сфокусировано на том, что он слышит этим, а не другим ухом. В речь, поступаю­щую в игнорируемое ухо, случайным образом вставлялось одно­значное число типа «три» или «пять». По прошествии некоторо­го времени, от нуля до двадцати секунд, загоралась зеленая лам­почка, и человека спрашивали, какое число он слышал игнори­руемым ухом. Наблюдения показали, что игнорируемая инфор­мация оставалась доступной в течение короткого времени, но вскоре утрачивалась, а по истечении пяти секунд и вовсе не мог­ла быть восстановлена. Эту способность назвали «эхоической па­мятью» (Neisser, 1967). Очевидно, звук, поступая в мозг, не исче­зает сразу же, а хранится в эхоической памяти до пяти секунд. В противоположность визуальной информации, которая сохра­няется не более одной секунды.

Хотя Глаксберг и Коуэн не отметили этого, тот факт, что звук в течение небольшого периода времени сохраняется в сознании, имеет явное значение для языка. Это обстоятельство позволяет нам обработать просодическую фразу, которая обычно длится не дольше одной-двух секунд, как единый объект, а не последова­тельность отдельных звуков. Так компенсируется то, что сам по себе звук исчезает моментально. Мы способны держать звук в го­лове достаточно долго, чтобы за один раз полностью обработать содержание «фокуса сознания». Это означает, что различия в по­рядке слов несущественны. Не имеет значения, стоит ли глагол в середине или в конце фразы, поскольку вся фраза целиком не пре­вышает длины, позволяющей воспринять ее как целое.

Leave a Reply

© 2012 Мозг. Исследование мышления · Subscribe:PostsComments ·