Subscribe:Posts Comments

You Are Here: Home » Нейролингвистика » Нейролингвистика — Часть 3

Нейролингвистика - Часть 3Одной из стандартных процедур в такой работе является за­пись того, как люди говорят на исследуемом языке. По таким на­блюдениям можно строить теории о знании в мозгу говорящих. Предположим, что в ходе наблюдений кому-то попались слова из (1), которые можно перевести на английский следующим обра­зом. (Использованная здесь орфография в настоящее время при­меняется народом сенека. Символом ё изображается назализо­ванный гласный, двоеточием долгота гласного, а апострофом гортанная смычка.)

Эти эле­менты называются местоименными префиксами, потому что по своей функции они напоминают местоимения в языках типа английского. В конечном счете мы узнаем, что в языке сенека есть не только три местоименных префикса, перечисленных в (1), а 67 различных префиксов с той же функцией.

Однако здесь кроется серьезная проблема. Потребовалось бы очень много времени, чтобы путем естественных наблюдений выявить в языке все 67 префиксов. Обычный прием, используе­мый для того, чтобы справиться с этой проблемой, состоит в ис­кусственном воздействии на то, что наблюдаешь. Например, можно предъявить носителям языка некоторые выдуманные си­туации, воспроизводящие все мыслимые комбинации того, как кто-либо видит что-либо. Тем не менее, обычно поступают подругому: просят людей просто переводить с английского или лю­бого другого языка-посредника. Полученные таким образом дан­ные искусственны в том смысле, что носители языка обычно не переводят с английского, не говоря уже о том, что переведенные предложения лишены контекста, но, можно надеяться, они не бу­дут противоречить тому, что люди сказали бы в более естествен­ной ситуации. Можно только надеяться, что, по меньшей мере, часть этих данных подтвердится в процессе сбора более естест­венного материала.

Воздействовать на объект наблюдения можно и в более ши­роком масштабе, с помощью приемов, которые обеспечат более богатую коллекцию данных. В 1975 г. в Беркли мы с коллегами сняли короткий фильм, который стал известен как "Фильм о гру­шах" (Chafe, 1980). Мы надеялись, что фильм создаст у людей бо­лее или менее естественные впечатления, о которых они смогут рассказать. Мы хотели получить наблюдения, которые были бы сравнительно естественными, но в то же время обусловленными содержанием нашего фильма. Полученный в итоге материал по­зволил сделать различные научные открытия, но здесь я упомяну только об одном из них.

Человеческая речь не является сплошным, непрерывным потоком, а состоит из отдельных фраз, которые часто разделя­ются паузами. Каждая фраза определяется своим интонацион­ным контуром и другими просодическими характеристиками, поэтому ее можно назвать "просодической фразой". Сейчас речь пойдет об интроспекции, методе наблюдения, который я считаю ключевым для понимания мышления и языка. Послед­ние сто лет им явно пренебрегали в психологии, хотя лингвисты применяли его чаще. Исходя из интроспекции, каждая из просо­дических фраз представляет собой лингвистическое выражение того, что в данный момент находится в фокусе человеческого сознания, "фокусе сознания" говорящего. Из наблюдений над просодическими фразами можно сделать теоретический вывод о том, что речь и мысли, вызывающие речь, представляют собой последовательность сменяющихся фокусов сознания. В (2) я включил несколько просодических фраз из одного пересказа "Фильма о грушах".

1 Comment

Leave a Reply

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand:

© 2012 Мозг. Исследование мышления · Subscribe:PostsComments ·
Top
Читайте ранее:
Нейролингвистика — Часть 2

Но потом, начиная с 1950-х гг., стало возможным датировать различные участки океанского дна по следам, оставленным в по­роде изменениями геомагнитного...

Закрыть