Subscribe:Posts Comments

You Are Here: Home » Нейролингвистика » Нейролингвистика — Часть 12

Нейролингвистика - Часть 12Поскольку в области нейролингвистики есть и такие авторы, которые считают, что лингвистическая система мозга базируется на символах, будет справедливо спросить, а проводили ли они по­добный тест для таких моделей. Очевидно, нет. Однако мы мо­жем сделать соответствующую оценку на основе того, как обыч­но представляется информация в таких моделях. Нам нужно ум­ножить полученную выше величину емкости в один миллион на число мини-столбцов или нейронов, необходимых для хранения каждой единицы. Если эти единицы представляют собой некото­рые комбинации различимых признаков, если принять в среднем наличие 40 признаков на лексему и если необходим один министолбец (100 нейронов) для хранения каждого признака, то мы получим потребность в

1 миллион лексем х 40 столбцов на лексему =

= 40 миллионов столбцов.

Чтобы понять, насколько избыточно это число, мы должны лишь напомнить, что 40 миллионов столбцов дает около 4 милли­ардов нейронов. И это, не учитывая того факта, что никто и ни­когда еще не показал, как можно использовать мини-столбец для хранения информации. С другой стороны, сторонники теории символьной обработки могут возразить, что фонологические признаки хранит скорее нейрон, чем столбец. Но такая теория также проблематична. Предположительно, ее сторонники долж­ны будут допустить, что эту функцию должны выполнять пира­мидальные нейроны. Рассматриваемая область содержит от 70 до 80 миллионов пирамидальных нейронов. Однако такое предполо­жение требует дополнительных разъяснений, поскольку некото­рые их этих пирамидальных нейронов лежат в верхних слоях ко­ры, а некоторые в нижних, и эти две группы имеют различную способность к соединению. Как, в отсутствие выраженной избы­точности, эта система продолжает функционировать в случаях сбоя в работе нейронов или их гибели? Мы не упоминаем о дру­гих проблемах, не последняя из которых состоит в том, что никто еще не выступил с разумной теорией того, как нейрон можно ис­пользовать для хранения информации.

Другой количественный тест касается дуговидного пучка (arcuate fasciculus) связки волокон, которые соединяют область фонологического распознавания с областью фонологического продуцирования. Реляционная сетевая модель предсказывает, что этот пучок должен иметь многие тысячи волокон, быть может сотни тысяч, поскольку требуются уникальные связи между все­ми узлами нижнего уровня одной фонологической системы и уз­лами другой [14]. С другой стороны, символьные и вычислитель­ные модели требуют, даже при хорошей избыточности, наличия лишь нескольких сотен волокон в пучке. Таким образом, у нас есть тест, который четко различает соперничающие модели. Его результаты позволили бы однозначно опровергнуть ту или иную модель. Поскольку до сих пор число волокон в этом пучке не только не посчитано, но даже еще и не оценено с должной сте­пенью точности, прогноз размера этого пучка волокон сетевой моделью является лишь научным предсказанием. Мы должны вскоре получить результаты этого теста, поскольку ожидаем публикацию первых нейроанатомических исследований упомяну­того пучка волокон.

Имеются также свидетельства количественного характера, касающиеся процесса обработки. Мы знаем, что люди не только способны разговаривать и понимать речь они способны делать это в масштабе реального времени, со скоростью, большей двух слов в секунду. Любая модель должна пройти тест на совмести­мость с этим фактом. При сетевом подходе подобная обработка прямолинейна и состоит из распространения активации вдоль се­ти, управляемой порогами узлов; эта модель согласуется с тем, как действует распознавание в первичной визуальной, соматосенсорной и слуховой областях коры. Сравните это с тем, как долж­но действовать распознавание в системах на символьной основе даже если бы появились правдоподобные гипотезы о том, как нейроны могут хранить символьную информацию. Снова, на­сколько мне известно, ни один сторонник таких систем никогда не предлагал объяснения того, как они могут использоваться в ре­альном времени для распознавания речи. При отсутствии таких предложений можно усмотреть пугающие трудности при разра­ботке символьной модели в качестве внушающей хотя бы мини­мальное доверие.

Подведем итоги. Я упомянул несколько, обычно упускаемых из виду типов лингвистических данных, которые в целом свиде­тельствуют о том, что лингвистическая система человека являет­ся реляционной сетью. Я также просуммировал результаты работ по исследованию тех типов фактических данных, которые приво­дят к определению набора специфических опытно проверяемых свойств таких сетей [14]. В контексте гипотезы о реализации уз­лов сети корковыми мини-столбцами было обнаружено наличие в коре головного мозга всех этих свойств. Дополнительное под­тверждение гипотезы обеспечивает тест емкости коры, необходи­мой для хранения словаря полиглота. Другой тест, основанный на подсчете числа волокон в дуговом пучке, ждет своей нейроанатомической реализации в ближайшем будущем.

Leave a Reply

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand:

© 2012 Мозг. Исследование мышления · Subscribe:PostsComments ·
Top
Читайте ранее:
Логическое мышление и интуиция — Часть 19

Общая ценность опыта, длящегося на протяжении какого-то времени, является экстенсивным признаком (Kahneman, 1994, 2000а, b; Kahneman et al., 1997), а...

Закрыть