Subscribe:Posts Comments

You Are Here: Home » Интроспективные наблюдения » Интроспективные наблюдения — Часть 3

Интроспективные наблюдения - Часть 3Конечно, мы уже смогли узнать много интересного благодаря MEG-исследованиям, и вправе ожидать от них еще больше полез­ной информации в ближайшие годы. И все же, существующее пространственное разрешение не может представить данные, способные подтвердить или опровергнуть нейросетевую теорию, например, если в ней делается правдоподобное предположение, что индивидуальные операционные единицы функционирования речи реализуются мини-столбцами коры (см. ниже). Вместе с тем, вполне может быть, что наиболее интересные и значимые с лин­гвистической точки зрения события именно те из них, при кото­рых одновременно задействованы лишь один или несколько столбцов локальной области коры. Если это действительно так, то у нас нет метода накопления эмпирических данных, который смог бы надежно регистрировать отдельные значимые события лингвистической обработки.

Другая методика экспериментов, доказавшая свою исключи­тельную полезность при изучении функций коры головного моз­га, связана с использованием микроэлектродного отведения ак­тивности отдельных нейронов. Эта методика была особенно ярко продемонстрирована в работах Хьюбела и Визела по зрительно­му восприятию кошек и обезьян [10, 11, 12]. Использование тка­ни живого мозга для таких исследований не считалось не этич­ным в случаях, когда речь шла об исследованиях, проводимых на кошках, крысах или обезьянах. Однако процедуры такого рода не проводятся на людях. А поскольку, насколько мы знаем, кошки и обезьяны лишены лингвистических систем, то у нас нет способа использования данных о работе их мозговой ткани для исследова­ния процессов лингвистической обработки как таковой.

Таким образом, фактические свидетельства о нейрофизиоло­гической основе языка должны оставаться косвенными. Эта про­блема и стоит в центре внимания настоящей статьи. Вопрос, ко­торый мы должны рассмотреть, состоит в следующем: Какого рода свидетельства мы все же можем найти для исследования нейрокогнитивной лингвистической системы человека? Кажется очевидным, что таковые должны включать в себя как лингвисти­ческие факты, относящиеся к языковой обработке, так и данные нейронаук. Можно усомниться в том, что косвенные свидетельст­ва могут продвинуть нас далеко по пути исследований. Но мы должны обратиться к методикам, отличным от тех, которые при­меняются в рядовых научных лабораториях. При этом следует больше опираться на здравый смысл и обычные логические умо­заключения.

Так, например, простые умозаключения позволяют нам ис­ключать некоторые гипотезы как нейрофизиологически неправ­доподобные даже с учетом того ограниченного запаса фактов, которым мы располагаем. Рассмотрим широко распространенное убеждение в том, что наши лингвистические системы содержат нечто вроде грамматических правил, а также слова или морфемы как состоящие из неких символов объекты. Так, например, Сти­вен Линкер [24] пишет: "Представления, размещенные в мозге, должны быть набором символов… Вспомним, что такое предста­вление… должно использовать символы для репрезентации поня­тий и наборы символов для репрезентации логических отноше­ний между ними…". Однако никто никогда не находил никаких, даже косвенных, свидетельств в поддержку гипотезы о существо­вании в мозгу таких символов. Скорее, убежденность в существо­вании в мозге слов, морфем или чего-то им подобного основыва­ется на следующем неявном и несостоятельном допущении. То, что выходит изо рта человека до того, как выйти наружу, долж­но бы каким-то образом находиться внутри него, даже внутри его мозга как если бы человек представлял собой род торгового автомата. Более реалистичная альтернатива предположить, что человек в действительности производит сборку слова "здесь и теперь", из чего следует, что вну­тренними являются не слова, морфемы или что-то им подоб­ное, но средства продуцирова­ния таких форм.

Leave a Reply

© 2012 Мозг. Исследование мышления · Subscribe:PostsComments ·